Первый, кто нырнет в океан МС-13В, получит карт бланш - Лига переработчиков макулатуры

САМОРЕГУЛИРУЕМАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ АССОЦИАЦИЯ "ЛИГА ПЕРЕРАБОТЧИКОВ МАКУЛАТУРЫ"

позвонить нам: (495) 137-73-55 схема проезда карта сайта
Главная склонность человека направлена на то, что соответствует природе.
Цицерон Марк Тулий

Первый, кто нырнет в океан МС-13В, получит карт бланш

– Мы в Вене и с нами снова Андрей Заутер, партнер консалтинговой компании Strategy Partners Group (практика «ТЭК и ресурсы») и разработчик Стратегии развития лесного комплекса РФ до 2030 г.

Андрей, сегодня твоя аудитория – гофровики. Они радуются, что на их рынке все хорошо. Цены на сырье упали.

Но у аналитиков два паттерна: когда все хорошо – говорить, все будет плохо, а когда плохо – говорить, все будет хорошо. Поделись, пожалуйста, чего нам ждать на самом деле.

– Мы с тобой общались в прошлом году. Сегменты, рост которых я предсказывал, выросли. Тиссью, бумага, картон – все у них было хорошо. Еще мы говорили, что макроэкономический цикл должен рано или поздно закончиться. Понятно, что такие вещи, как торговые войны, непредсказуемы. Но у всего есть циклическая история.

Честно говоря, я удивлен комментарием, что «сегодня у гофровиков все хорошо», потому что последние полгода слышал противоположное: цены на сырье росли, на лайнер – падали. Мы были в «эффекте ножниц». Я даже пару статей написал на эту тему.

– Прошу подробнее.

– Чем больше инвесторов узнает позитивные новости о росте гофрорынка, тем больше принимается решений «давайте тоже поучаствуем в этом пире».

– В результате увеличивается конкуренция?

– Конечно. А ресурс в виде макулатуры МС-5Б не безграничен. Чем больше появляется предприятий, которые его используют, тем больше зависимости от этого вида сырья.

С учетом того, что достаточно большое количество предприятий на рынке работает на старом оборудовании, не сильно озадачиваясь выходом на экспорт, получается, что количество продукции среднего качества, коммодити, классически увеличивается, наступает перепроизводство.

При этом не увеличивается количество сырья, а соответственно цена на него начинает расти, тогда как цена на готовую продукцию – падать. Это и есть «эффект ножниц».

Дальше наступает то, что обычно называется «кризис на рынке». Сейчас цена стабилизировалась, и все это заметили. Посмотрим, что будет дальше. Особенно с учетом того, как ситуация на глобальных рынках влияет на локальные рынки (цена на целлюлозу упала на 22 %).

С точки зрения глобальной лесной индустрии мы пошли если не вниз, то вошли в период коррекции. И теперь инвесторам надо очень серьезно, фокусно подходить к вопросам ввода и расширения производств, потому что когда вы входите в инвестиционную фазу и на рынке происходит чехарда, все от этого страдают.

Также абсолютно точно известно, что в России будут все более ужесточаться меры по соблюдению экологических норм. Все, что связано с очистными, НДТ, нацпроектом «Экология» – сейчас на это перестают смотреть сквозь пальцы.

Главной «страшилкой» становится Росприроднадзор, который гипотетически может очень сильно повлиять на работу предприятий.

Одна из тем, которая обсуждалась в рамках проведения V Международной конференции ЦБП России – государственные субсидии под названием «зеленая облигация», которые финансируют инвестиции в НДТ, связанные с экологией.

Представьте, что в ближайшем будущем каждому ЦБК нужно будет проинвестировать от 5 до 15 млрд руб. в технологии и оборудование, которые никак не повлияют на производственные показатели. Это инвестиции в то, чтобы поддержать производство и не начать получать колоссальные штрафы по направлению экологии.

Еще один тренд, который пока не все видят, связан с мусорной реформой и возможностью перерабатывать другие сорта макулатуры, кроме МС-5Б, – такие как МС-13В («полигонка»).

Это такая «трудная» макулатура из домохозяйств, которая выбрасывается вместе с мусором, смешивается с органикой, уезжает на полигоны и там гниет. Ее ежегодный объем составляет более 3 млн т.

Эту макулатуру можно совершенно спокойно вовлечь в оборот, производя из нее как минимум пресспаты. Это очень хорошее вторичное волокно, которое можно подмешивать в бумажную массу.

В начале года я был в Японии. На всех предприятиях, которые использовали макулатуру в качестве сырья, видел целые плиты вторичного волокна, отбеленные, очень хорошего качества.

– Той самой МС-13В?

– Да, газет, журналов, бумаги, пищевой упаковки и прочего, собранных путем раздельного сбора. Во всем цивилизованном мире эта макулатура отсортировывается в домохозяйствах и из нее спокойно делаются пресспаты.

– Реально из этих 3 млн т вытянуть хотя бы 10 %?

– Думаю, можно намного больше. И первое, что нужно сделать, и мы активно работаем в этом направлении, – это популяризовать и ввести раздельный сбор, когда органика уже не будет смешиваться с макулатурой.

Но сразу встанет второй вопрос. Региональный оператор соберет, например, 500 тыс. т этой макулатуры, и куда он ее денет? Ведь переработчика нет.

И тогда перед ним будет дилемма: захоронить вторичный материальный ресурс он не имеет права по закону, значит, ему придется брать обязательства по складированию, хранению и прочему. Это никому не выгодно. Регоператору проще сказать, что он не может отсортировать вторресурс.

– А разве бумажники не возьмут эту макулатуру?

– Может быть, и возьмут, но сейчас с МС-13В никто не работает, все любят МС-5Б, так как с ней проще. Однако мне, как стратегу, эта ниша кажется очень интересной. Потому что первый, кто туда посмотрит, получит карт-бланш.

Этим первым может стать предприятие, находящееся сейчас в зоне риска, у которого есть старое, не модернизированное оборудование.

– Для переработки будет нужна БДМ.

– Чтобы делать пресспаты, ее можно обрезать. Но это открывает, в том числе, возможности по привлечению финансирования в модернизацию. Это гарантированная история со сбытом. Потому что все бумажники будут брать это сырье, хотя могут и не признаваться.

– Аналог в Японии есть?

– Он есть во всех странах.

– У нас в эту нишу еще никто не зашел.

– Она открыта. Регоператорам сейчас невыгодно собирать и продавать вторичные материальные ресурсы, потому что это вычитается из их выручки. Думаю, что со временем эти вопросы будут решены.

Но на месте людей, которые хотят развивать свой бизнес и ищут новые ниши, я бы обратил на это внимание. Мы сейчас их активно предлагаем, готовы оказать контентную поддержку.

– Ты говоришь, Япония. Есть конкретные цифры, что это за рынок, что за бизнес, сколько людей задействовано и какой процент они перерабатывают, сколько этой макулатуры закупают компании, например, бумажники? Это же производители лайнера-флютинга, как я понимаю?

– Да, и там сопоставимые цифры. Сейчас нет презентации. Но в любом случае я знаю, что таким образом мы можем получить минимум 2 млн т дополнительного вторичного волокна. Что это означает для экономики?

Всего в стране образуется 8,5–9 млн т макулатуры. Из них 3,5–4, по разным оценкам, перерабатывается. Причем это касается только МС-5Б, а все остальное уезжает на полигоны.

Вообще, статистика – вещь забавная. У нас есть целлюлоза по варке – это одна цифра, другая цифра – товарная целлюлоза, которая почти вся экспортируется в Китай.

По цифрам можно встретиться отдельно, я покажу, как растут эти сегменты. Там есть очень хорошая статистика Минпромторга и даже сравнение, что прогнозировали в 2015–2016 гг. и как на самом деле вырос сегмент.

– На данном этапе твои задачи – как государственного стратега или как частного консультанта?

– Во-первых, я работаю в компании Strategy Partners, которая является частью системы Сбербанка, а также с Министерством промышленности и торговли. Мы имеем дело с большим количеством предприятий на разных стадиях их жизненного цикла и видим, как эта динамика меняется с годами.

Сейчас есть определенный информационный вакуум, и одна из задач, которую я ставлю перед собой и коллегами, – заполнить его нормальными цифрами, индексами, ликбезом относительно возможных ниш, кросс-функциональными связями между ЦБП и мусорной реформой, экологическими проектами.

– Это трудно охватить. Мне нужен был год, чтоб понять, что ты вообще делаешь… Но фактически ты говоришь об удвоении сбора макулатуры.

– Для экономики это как минимум означает следующее: как только становится больше сырья, оно дешевеет и появляются возможности по расширению производства, заполнению новых ниш. Совершенно другая картина.

– Как ты видишь дальнейшую динамику действий? Как я понимаю, это должно быть и государство, и бизнес. Когда можно будет увидеть результат?

– Сложно сказать. Пока вижу интерес, но это настолько комплексная история, что любому предприятию, на мой взгляд, нелегко самостоятельно соединить все эти позиции.

Надо отработать вопросы, касающиеся мусорной реформы, с точки зрения регуляторики – раз. Понять объем технологической модернизации, которую нужно будет провести на предприятии, – два.

Создать цепочку, чтобы региональные операторы начали поставлять тебе необходимое количество сырья на постоянной основе – три. И затем разобраться, кому продавать продукцию.

Пока все эти вещи мы берем на себя, показываем и рассказываем – тем самым пишем «концепцию голубого океана». Он есть, мы его видим и понимаем, и он пока пустой.

– Нужно найти кого-то для эксперимента.

– У большинства компаний, с которыми я сейчас работаю, есть машины, которые стоят без дела уже 5–10 лет. И разобрать жалко, и не понятно, что с ними дальше делать. В первую очередь обращаюсь к менеджерам и собственникам таких предприятий.

– Для производства пресспатов нужна будет меньше сушильная часть?

– Да, и это определенная работа. Но там не требуется новых узлов. Старую машину можно спокойно переоборудовать в машину по производству пресспатов. Технология уже отработана. Поэтому сейчас мы ищем интересантов, которые хотели бы провести эксперимент и выстроить всю цепочку.

– Надеемся, на Вене-2020 ты уже расскажешь, как это получилось на практике?

– Абсолютно в этом уверен, потому что даже после нашей встречи годичной давности произошло очень много изменений.

В прошлом году мы говорили о стратегии, о том, какой фокус у государства и что надо делать. А сегодня уже смогли опуститься на уровень ниже как с точки зрения сырьевого обеспечения, так и понимания рынка и всех болевых точек производителей гофроупаковки.

Считаю, что сделан хороший шаг.

– Андрей, спасибо за интересный рассказ и до встречи в следующем году.

Источник: gofro.expert